Публикации

История вопроса о пределах



Последующее свое развитие проблематика феномена предела получает в средние века в рамках схоластической философии и в учениях родителей церкви. Одно из важнейших открытий, превращений – введения линейности времени, задало еще один вариант рассмотрения проблемы в ключе предела между прошлым и настоящим, настоящим и будущим, а также о том, которое находится за всякими пределами принципиально.

Возобновление рамок линейного времени обнаружило у человека если что раньше не замечаются, то пределы, которые теперь выступили на передний план проблемы: между тем, что уже было осуществлено и тем, что еще будет осуществлено. Неповторимость, неумолимость времени теперь задавала не только вектор человеческого бытия, но еще и определяла пределы его поступков, которые, однажды состоявшись, не могли быть исправлены. А также задавала пределы неопределенности осуществляемых поступков, смысл и значения которых могут быть раскрыты лишь в будущем. Немало содействовало развитию проблематики предела также и учение о Граде земному и Граде Божием, что задавало общий лейтмотив рассмотрения пределов бытия человека в контексте праведной и греховной жизни.

Одной из важнейших вех в истории изучения проблематики пределов была и остается теория познания, учения, о пределах и пределах человеческих возможностей познавать мир. Одним из первых вопросов теории познания был вопрос об Истине и ее отличии от мысли – в результате рассмотрения данного вопроса был сделан вывод о том, что истина, в отличие от мысли, непротиворечивая и вечная. Именно эти критерии выступают как разграничивают для феноменов истины и мысли. Важной является проблема соотношения веры и знания: проблематика пределов раскрывается здесь в ключе нахождения момента перехода знания в веру, и наоборот, а также их соотношение в плане познавательных возможностей. Многовековые столкновения между рационализмом и эмпиризмом только утверждали вопрос о том, что предел человеческого познания так и остается открытым вопросам, несмотря на то, с какой стороны и, используя какую методологию, подходить к данному вопросу. Некоторую ясность в вопрос о возможных пределах познания внес Кант, сказав, что адекватное познание мира невозможно, поскольку нужно просветить сами предпосылки знания, лежащие в сфере трансцендентального. Здесь философская мысль сталкивается с проблемой пределов в практически чистом виде – или существуют пределы познания как такие? И, если они существуют, то где положен предел мощности человеческого ума?

Вместе с теорией познание, ближайшее к проблеме предела подошла экзистенциальная философия, в которой раскрывалось человеческое бытие как такое, которое заключает в себе возможность экзистенциальных или пограничных ситуаций. Пограничная ситуация (немой. Grenzsituation) — ситуация, при которой возникает серьезная опасность для жизни.

Срок введен немецким философом и психиатром, одним из творцов экзистенциализма Ясперсом Карлом в работе "Ум и екзистенция", в 1935 г.

Пограничные ситуации возникают перед лицом смерти, вины, тяжелых жизненных испытаний, сильных стрессов. При этом организм человека, в целях самосохранения, мобилизирует все свои внутренние резервы, ощущения максимально заостряются. В крови производится адреналин. Пограничная ситуация может привести к прозрению, катарсису, поднять лицо на высший уровень духовного развития. В то же время, при избыточном перенапряжении, появлении страха, возможно появление невротизации, психических травм.

Факт возможности свершения пограничной ситуации, а также возникла проблема маргинальной впритык подводит философию к рассмотрению пределов как таким; поскольку весь предыдущий опыт философии относительно вопроса о пределах сконцентрирован вокруг нее частных проявлений в мире бытия человека, то, после достаточного большого количества времени, материала, для такого исследования вполне достаточно.

Однако если попробовать охватить взглядом все поле проблем, которые так или иначе задевали проблему предела и всего, что с ней связано, то можно увидеть некоторую закономерность. Как камень не может осознать свое бытие как камень (по двум причинам – потому, что он не наделен сознанием, и потому, что принципиально не может перестать быть камнем или изменить любое из своих свойств).